Читаем А.К.Толстого

Уважаемые читатели!

5 сентября 205 лет со дня рождения известного русского писателя Алексея Константиновича Толстого.

Алексей Толстой вошел в историю русской литературы как поэт и прозаик.

Алексей Константинович Толстой — классик русской литературы, один из крупнейших наших поэтов второй половины XIX столетия, блестящий драматург, переводчик, создатель великолепной любовной лирики, непревзойдённый до сих пор поэт-сатирик, писавший свои произведения как под своим настоящим именем, так и под именем придуманного Толстым Козьмы Пруткова;

Его лирика легла в основу знаменитых романсов Петра Чайковского, Николая Римского-Корсакова и других композиторов.

Вместе с братьями Жемчужниковыми он создал одну из самых известных литературных мистификаций — вымышленного писателя Козьму Пруткова, чьи афоризмы известны и сегодня.

Алексей Жемчужников
Владимир Жемчужников
Александр Жемчужников

ТОЛСТОЙ Алексей Константинович , граф, русский писатель, член-корреспондент Петербургской АН (1873).

Баллады, сатирические стихи, исторический роман «Князь Серебряный» (опубликован в 1863), драматическая трилогия «Смерть Иоанна Грозного» (1866), «Царь Фёдор Иоаннович» (1868) и «Царь Борис» (1870). Проникновенная лирика, с ярко выраженным музыкальным началом, психологические новеллы в стихах («Средь шумного бала, случайно…», «То было раннею весной»).

Граф Алексей Толстой родился в Санкт-Петербурге 5 сентября 1817 года.

Его отец Константин Толстой служил советником в Государственном ассигнационном банке.

Он происходил из старинного дворянского рода: его родным братом был художник Федор Толстой, а дальним родственником — писатель Лев Толстой.

Мать будущего писателя, Анна Перовская, была внебрачной дочерью государственного деятеля Алексея Разумовского.

Отец — граф К. П. Толстой, с которым мать разошлась сразу же после рождения сына.

Брак Толстых распался, когда их сыну исполнилось полтора месяца: Анна Толстая покинула мужа и уехала в имение в Черниговской губернии.

В поездке ее сопровождал брат Алексей Перовский — писатель, известный под псевдонимом Антоний Погорельский.

С материнской стороны происходил из рода Разумовских (прадед — последний украинский гетман Кирилл Разумовский; дед — министр народного просвещения при Александре I — А. К. Разумовский).

Кирилл Григорьевич Разумовский-прадед писателя.

дед писателя — Разумовский Алексей Кириллович

Воспитывался под руководством матери и ее брата — писателя А. А. Перовского, поощрявшего ранние поэтические опыты Толстого.

Алексей Алексеевич Петровский-дядя.

Все детство Толстого прошло в Малороссии.

После развода отец не виделся с сыном, и воспитывал его дядя, который всячески поощрял любовь племянника к искусству и словесности.

Он написал для него повесть «Черная курица, или Подземные жители», в которой главный герой, мальчик Алеша, попадает в волшебное подземное царство.

Сама судьба, казалось, благоволила Толстому — благодаря причастности к двум влиятельнейшим дворянским родам — Толстых и Разумовских — и родству с популярным писателем Погорельским он ещё в детском возрасте познакомился с Пушкиным, во время поездки с мамой и дядей в Германию — с Гёте, а поездка в Италию связана со знакомством с великим художником Карлом Брюлловым, который позднее напишет портрет юного Толстого.

Товарищем по играм стал для Толстого наследник престола, будущий император Александр II. Известен случай, когда вместе с Алёшей и Александром в солдатиков играл и сам император Николай I.

Погорельский заботился об образовании племянника, оплачивал для него учителей. Уже в шесть лет Толстой писал и говорил на немецком, английском и французском языках.

В детстве он увлекся поэзией и вспоминал об этом позже: «С шестилетнего возраста я начал марать бумагу и писать стихи — настолько поразили мое воображение некоторые произведения лучших поэтов, найденные мною в каком-то толстом, плохо отпечатанном и плохо сброшюрованном сборнике в обложке грязновато-красного цвета».

В 1826 году Антоний Погорельский с сестрой и племянником переехал в Санкт-Петербург.

Он был знаком с поэтом Василием Жуковским, наставником цесаревича — будущего императора Александра II. По протекции Жуковского Алексея Толстого представили наследнику престола, и он вошел в число детей, с которыми Александр играл по воскресеньям.

В 1827 году Погорельский с сестрой и ее сыном отправился в Европу.

Они посетили немецкий Дрезден, осматривали памятники архитектуры.

В Веймаре Антоний Погорельский и Алексей Толстой побывали у писателя Иоганна Гёте.

В 1831 году они отправились в Италию и почти три месяца провели переезжая из города в город. В Италии 14-летний Толстой познакомился с живописцем Карлом Брюлловым.

В конце 1830-х годов Алексей Толстой поступил на службу: его причислили к Русской миссии в немецком городе Франкфурте-на-Майне. Назначение было формальным, он часто бывал в России или путешествовал по Европе. В 1840 году Толстой вернулся на родину, где поступил в чиновники и быстро продвигался по службе. В 1842 году его возвели в титулярные советники, а к 1846 году — в надворные советники. Толстой, однако, не слишком дорожил карьерой и хотел вовсе ее оставить: его больше увлекала литература. Он часто сочинял по ночам, писал стихи, но не считал нужным их публиковать.

Писатель Василий Инсарский, современник Толстого, в воспоминаниях описывал его как красивого молодого человека с белокурыми волосами, отмечал его физическую силу.

Граф, как и многие юноши его возраста, любил балы и танцы, был щеголем и пользовался популярностью у женщин.

Он посещал музыкальные и танцевальные вечера, бывал в опере, держал лошадей.

Его шутки часто бывали резкими, а проделки оставались безнаказанными благодаря давнему знакомству с цесаревичем Александром.

Толстой любил охотиться: именно поэтому на портрете кисти Карла Брюллова граф запечатлен с ружьем и охотничьей сумкой.,

Толстой — классик отечественной «страшной литературы», его рассказы «Упырь» и «Семья вурдалака» считаются шедеврами русской мистики.

Произведения А. К. Толстого знакомы нам со школьной скамьи.

Но вот о жизни самого писателя, как ни парадоксально, известно немного.

Дело в том, что большая часть архивов писателя погибла при пожарах, а значительная часть переписки была уничтожена после смерти Толстого его женой.

Исследователям творчества писателя приходилось восстанавливать факты его жизни буквально по крупинкам. А надо сказать, что жизнь Алексей Константинович прожил очень интересную.

В 1834 г. Толстой зачислен на государственную службу — «студентом» в Московский главный архив министерства иностранных дел.

В декабре 1835 сдаёт в Московском Университете экзамены на получение аттестата на вступление в первый разряд чиновников государственной службы.

Государственная служба Толстому глубоко противна, он хочет стать поэтом, пишет стихи с шести лет, но не находит в себе сил порвать со службой, боясь расстроить родных.

В 1836 г. Толстой берёт четырёхмесячный отпуск, чтобы сопроводить тяжело больного Перовского в Ниццу на лечение, но по дороге, в варшавской гостинице, Перовский умирает.

Всё своё состояние он оставляет Алёше.

В конце 1836 г. Толстой переведён в департамент министерства иностранных дел и вскоре назначен в русскую миссию при германском сейме во Франкфурте-на-Майне. Впрочем, служба была по сути простой формальностью и хотя во Франкфурт Толстой съездил (где впервые увиделся с Гоголем), большую часть своего времени он, как и всякий молодой светский человек, проводит в развлечениях. В 1838 — 1839 гг. Толстой живёт за границей — в Германии, Италии, Франции.

В это же время он пишет свои первые рассказы (на французском языке) «Семья вурдалака» и «Встреча через триста лет», которые будут опубликованы только после смерти автора.

Видимо сказалось влияние Перовского, одного из основоположников русской фантастической литературы и первые рассказы Толстого — яркие образцы мистики (кстати, интерес к потустороннему сохранится у писателя и в зрелом возрасте: известно, что он читал книги по спиритизму, посещал сеансы гастролировавшего в России английского спирита Юма).

Получив хорошую домашнюю подготовку, Толстой в средине 30-х гг. поступил в число так называемых «архивных юношей», состоявших при московском главном архиве мин. иностр. дел. Как «студент архива», он в 1836 г. выдержал в московском унив. экзамен «по наукам, составлявшим курс бывшего словесного факультета», и причислился к русской миссии при германском сейме во Франкфурте на Майне.

В том же году умер Перовский, оставив ему всё своё крупное состояние.

Вернувшись в Россию Толстой продолжает жить «светской жизнью»: приударяет за барышнями на петербургских балах, с шиком тратит деньги, охотится в своём имении Красный Рог в Черниговской губернии, перешедшем ему по наследству от Алексея Перовского.

Охота становится для Толстого страстным увлечением, он неоднократно с риском для жизни ходил с рогатиной на медведя.

Вообще, Алексей Константинович отличался удивительной физической силой — закручивал винтом серебряные вилки и ложки, разгибал подковы.

В 1841 году состоялся литературный дебют Толстого — под псевдонимом Краснорогский опубликована мистическая повесть «Упырь», первое русское произведение на «вампирскую» тему.

Повесть заслужила одобрительную рецензию Белинского.

В 40-х годах Толстой начинает роман «Князь Серебряный», создаёт немало стихотворений и баллад, но пишет в основном «в стол».

В 1850 году Толстой вместе со своим двоюродным братом Алексеем Жемчужниковым, скрывшись за псевдонимами «Y» и «Z» отправили на цензуру комедию в одном действии «Фантазия».

Цензор хотя и внёс в произведение поправки, но в целом ничего предосудительного в нём не нашёл. Премьера пьесы состоялась 8 января 1851 года в Александрийском театре и закончилась грандиознейшим скандалом, после которого постановка была запрещена: публика совершенно не поняла новаторства пьесы, пародийности абсурдных диалогов и монологов, присутствовавший на премьере император Николай I покинул зал, не дожидаясь окончания представления.

В том же 1851 году Алексею Толстому пожаловано звание церемониймейстера двора, а также происходит важнейшее событие в его личной жизни — поэт знакомится со своей будущей женой Софьей Миллер. Возникшее чувство к Миллер вдохновляет Толстого.

С 1854 года он систематически печатает свои стихотворения, в том числе и под именем Козьмы Пруткова — писателя, придуманного им вместе с братьями Жемчужниковыми.

В 1855 г., во время крымской войны, Толстой хотел организовать особое добровольное ополчение, но это не удалось, и он поступил в число охотников так называемого «стрелкового полка Императорской фамилии».

Во время Крымской войны Толстой вступил в армию майором, но в военных действиях не участвовал: заболел под Одессой тифом и с трудом выжил.

Участия в военных действиях ему не пришлось принять, но он едва не умер от жестокого тифа, унесшего около Одессы значительную часть полка.

Во время болезни ухаживала за ним жена полковника С. А. Миллер (урожд. Бахметьева), на которой он позднее женился.

Софья Толстая-жена писателя

Письма его к жене, относящиеся к последним годам его жизни, дышат такою же нежностью, как и в первые годы этого очень счастливого брака.

Во время коронации в 1856 г., Александр II назначил Толстого флигель-адъютантом, а затем, когда Толстой не захотел остаться в военной службе, егермейстером.

В этом звании, не неся никакой службы, он оставался до самой смерти; только короткое время был он членом комитета о раскольниках.

Военная служба тяготит Толстого и в 1861 году он добивается своей отставки.

После отставки Толстой жил по преимуществу в своих имениях Пустынька (близ Петербурга) и Красный Рог.

Приходит литературная слава — его стихи пользуются успехом. Поэта увлекает русская история — «смутное время» и эпоха Ивана Грозного — и он создаёт исторический роман «Князь Серебряный» и «Драматическую трилогию», но особенно интересна Толстому домонгольская Русь, которую он идеализирует во многих балладах и былинах.

Меньше всего выдаётся художественными достоинствами чрезвычайно популярный роман Толстого: «Князь Серебряный», хотя он несомненно пригоден как чтение для юношества и для народа.

Он послужил также сюжетом для множества пьес народного репертуара и лубочных рассказов.

Причина такой популярности — доступность эффектов и внешняя занимательность; но роман мало удовлетворяет требованиям серьёзной психологической разработки.

Лица поставлены в нём слишком схематично и одноцветно, при первом появлении на сцену сразу получают известное освещение и с ним остаются без дальнейшего развития не только на всём протяжении романа, но даже в отделённом 20 годами эпилоге.

Интрига ведена очень искусственно, в почти сказочном стиле; всё совершается по щучьему велению. Главный герой, по признанию самого Толстого — лицо совершенно бесцветное.

Остальные лица, за исключением Грозного, сработаны по тому условно-историческому трафарету, который установился со времён «Юрия Милославского» для изображения древнерусской жизни.

Толстой хотя и изучал старину, но большею частью не по первоисточникам, а по пособиям.

В последние годы своей жизни Толстой тяжело болел.

Не находя спасения от страшных головных болей, он начинает применять инъекции морфия.

Развивается зависимость от морфина.

28 сентября (10 октября по нов. стилю) 1875 года Толстой умирает в Красном Роге от слишком большой дозы морфия.

Могила А.К.Толстого

Могила А. К. Толстого находится неподалеку от толстовской усадьбы, в середине села Красный Рог, окружена оградой Успенской церкви.

Похоронен А. К. Толстой в каменном склепе, сооруженном в 1875 г. женой поэта С. А. Толстой. В этом склепе впоследствии был установлен и гроб с ее прахом (умерла в 1892 г.), после чего вход в него был закрыт и замурован.

Склеп представляет собой часовню — кирпичное без окон кубовидное здание с четырехскатной железной крышей, увенчанное небольшим барабаном с луковичной главкой.

С западной стороны к нему примыкает удлиненная пониженная пристройка, покрытая двухскатной железной крышей, в которой и находятся захоронения.

На одной стене часовни укреплена чугунная доска с выпуклой надписью: «Граф Алексей Константинович Толстой 28 сентября 1875 года».

На противоположной стене — такая же доска с надписью: «Графиня Софья Андреевна Толстая 9 апреля 1892 года». Усыпальница окружена ажурной металлической решеткой высотой 50 см.

«Красный Рог» — воссозданная в начале 1990-х годов усадьба поэта и драматурга Алексея Константиновича Толстого (1817–1875) в 2 км к северо-востоку от одноимённого села Почепского района Брянской области (ранее Черниговской губернии)

Дом А.К.Толстого

Из произведений Толстого к фантастике, помимо мистической прозы («Упырь», «Семья вурдалака», Встреча через триста лет», «Амена»), относятся многие поэтические произведения — поэма «Дракон», баллады и былины «Сказка про короля и про монаха», «Вихорь-конь», «Волки», «Князь Ростислав», «Садко», «Богатырь», «Поток-богатырь», «Змей Тугарин», драматическая поэма «Дон Жуан». Фантастические элементы присутствуют и в некоторых других произведениях писателя.

В 1834 поступил в Московский архив министерства иностранных дел. Затем был на дипломатической службе. В 1843 получил звание камер-юнкера.

В конце 30-х — начале 40-х годов Толстой написал фантастические повести в стиле готического романа и романтической прозы — «Семья вурдалака» и «Встреча через триста лет» (на французском языке).

Первая публикация — повесть «Упырь» (1841, под псевдонимом Краснорогский) — сочувственно встречена В. Г. Белинским.

В 40-е годы Толстой начал работать над историческим романом «Князь Серебряный» (окончен в 1861), тогда же создал ряд баллад и лирических стихов, напечатанных позднее (в 50-60-е годы); многие из них приобрели широкую популярность («Колокольчики мои», «Ты знаешь край, где всё обильем дышит», «Где гнутся над омутом лозы», «Курган», «Василий Шибанов», «Князь Михайло Репнин» и другие).

В начале 50-х годов Толстой сблизился с И. С. Тургеневым, Н. А. Некрасовым и другими писателями.

С 1854 печатает в «Современнике» стихи и литературные пародии.

Отойдя с 1857 от участия в «Современнике», Толстой стал печататься в «Русской беседе», а в 60-70-х годах — главным образом в «Русском вестнике» и «Вестнике Европы».

В эти годы он отстаивал принципы т. н. «чистого искусства», независимого от политических, в т. ч. освободительных, идей.

В 1861 Толстой ушел со службы, которой очень тяготился, и сосредоточился на литературных занятиях. Опубликовал драматическую поэму «Дон Жуан» (1862), роман «Князь Серебряный» (1863), историческую трилогию — трагедии «Смерть Иоанна Грозного» (1866), «Царь Федор Иоаннович» (1868), «Царь Борис» (1870). В 1867 вышло первое собрание стихотворений Толстого. В последнее десятилетие писал баллады («Змей Тугарин», 1868; «Песня о Гаральде и Ярославне», 1869; «Роман Галицкий», 1870; «Илья Муромец», 1871, и др.), стихотворные политические сатиры («История государства Российского от Гостомысла до Тимашева», опубликована 1883; «Сон Попова», опубликована 1882, и др.), поэмы («Портрет», 1874; «Дракон», 1875), лирические стихи.

Творчество Толстого проникнуто единством мотивов, философских идей, лирических эмоций. Интерес к национальной старине, проблемам философии истории, неприятие политической тирании, любовь к природе родного края — эти особенности Толстого как человека и мыслителя нашли отражение в его произведениях всех жанров.

Политические идеалы Толстого были своеобразны.

Сам он считал, что стоит вне враждующих лагерей современного русского общества.

Он ненавидел политический гнет, презирал носителей ретроградных взглядов и беспринципных политиканов-бюрократов, но не доверял и людям революционных убеждений, находил их деятельность вредной для общества.

Обращаясь к истории и размышляя о судьбах страны, Толстой отрицал прогрессивность развития русской монархической государственности, объединения Руси вокруг Московского княжества. Бюрократизация государственного аппарата, неограниченность единодержавия царей представлялись Толстому результатом воздействия татарского ига на политический строй Руси.

Идеальным государственным устройством, соответствующим национальному характеру народа, он считал Киевскую Русь и древний Новгород.

Высокий уровень развития искусства, особое значение культурного слоя рыцарственной аристократии, простота нравов, уважение князя к личному достоинству и свободе граждан, широта и многообразие международных связей, особенно связей с Европой, — таким представлялся ему уклад жизни Древней Руси. Баллады, рисующие образы Древней Руси, пронизаны лиризмом, они передают страстную мечту поэта о духовной независимости, восхищение цельными героическими натурами, запечатленными народной эпической поэзией. В балладах «Илья Муромец», «Сватовство», «Алеша Попович», «Канут» и других образы легендарных героев и исторические сюжеты иллюстрируют мысль автора, воплощают его идеальные представления (например, князь Владимир Киевский).

По системе художественных средств эти баллады близки некоторым лирическим стихотворениям Толстого («Благовест», «Коль любить, так без рассудку», «Край ты мой, родимый край» и др.).

Баллады Толстого, рисующие эпоху укрепления русской государственности, напротив, пронизаны драматическим началом. Сюжетами многих из них послужили события из истории царствования Ивана Грозного, который представлялся поэту наиболее ярким выразителем принципа неограниченного самовластия и полного поглощения личности государством. «Драматические» баллады более традиционны по форме, чем «лирические», относящиеся преимущественно к концу 60-х — началу 70-х годов. Однако и в них Толстой проявил себя как оригинальный поэт, видоизменяющий поэтическую структуру жанра.

Так, в балладе «Василий Шибанов» Толстой пересматривает героическую ситуацию спора свободолюбивого подданного с тираном, получившую признание под влиянием творчества Ф. Шиллера.

Передавая обличение Ивана Грозного Курбским, Толстой подчеркивает в участниках драматического конфликта — царе и мятежном боярине — общие черты: гордость, бесчеловечность, неблагодарность.

Способность же к самопожертвованию, готовность пострадать за слова правды автор видит в простом человеке, которого сильные мира сего приносят в жертву своему спору; безвестный раб одерживает нравственную победу над тиранией и своим подвигом восстанавливает торжество подлинно человеческого величия над мнимым.

«Василий Шибанов», как и другие «драматические» баллады Толстого, по своей тематике и сложности психологических характеристик героев, по этическому подходу поэта к историческим событиям примыкает к произведениям Толстого крупных жанров.

В романе «Князь Серебряный» Толстой рисует жестокие столкновения сильных людей в обстановке разнузданного самовластья и террора и показывает пагубное влияние тирании на личность самого монарха и его окружение.

Полемизируя с историками, связывавшими прогресс общества, главным образом, с развитием и укреплением сильной, централизованной правительств, власти, Толстой стремился показать, какой непоправимый ущерб нанес России произвол монарха, уничтожавшего честных, независимых людей. В романе показано, как, удаляясь от развращенного придворного круга, а иногда и скрываясь от преследований или социального угнетения, одаренные люди из разных слоев общества «творят историю», защищают родину от вторжения внешних врагов, открывают и осваивают новые земли (князь Серебряный, Ермак Тимофеевич, Иван Кольцо, Митька и др.). Стиль романа связан с традициями исторического романа и повести 30-х годов, в т. ч. традициями, идущими от повестей Н. В. Гоголя «Страшная месть» и «Тарас Бульба».

В драматической трилогии Толстой изобразил русскую жизнь конца 16 — начала 17 веков.

Решение историко-философских проблем и в этих пьесах для него важнее, чем точное воспроизведение исторических фактов.

Рисуя трагедию трех царствований и изображая трех самодержцев: тираничного, одержимого идеей божественного происхождения своей власти Ивана Грозного, мягкосердечного Федора и мудрого правителя — «гениального честолюбца» Бориса Годунова, драматург подводит читателя к выводу о враждебности логики государственной деятельности монарха принципам гуманности. В драматургии Толстой прямо откликался на политические события современности: катастрофический «финал» тиранического правления Николая I и крах либеральных надежд в царствование Александра II. Особое значение Толстой придавал созданию индивидуальных, своеобразных и ярких характеров исторических лиц. Крупным достижением явился образ царя Федора, свидетельствующий об усвоении писателем принципов психологического реализма в 60-е годы. Постановкой трагедии «Царь Федор Иоаннович» был открыт в 1898 Московский Художественный театр.

Особенности исторического мышления Толстого сказались и в политических сатирах. За анекдотическим сюжетом «Сна Попова» скрывалась едкая насмешка поэта над либеральным декорумом и реакционной сущностью политического строя современной России.

Полемика с революционной демократией отразилась в стихах «Порой веселой мая…», «Против течения» и др. В «Истории государства Российского от Гостомысла до Тимашева» Толстой подверг беспощадному осмеянию исторические явления, которые, как он считал, породили современную ему политическую систему. Интимной лирике Толстого, в отличие от его драматургии и баллад, чужда приподнятость тона.

Его лирические стихотворения просты и задушевны.

Многие из них представляют собой как бы психологические новеллы в стихах («Средь шумного бала, случайно…», «То было раннею весной»). Толстой вводил в свою лирику элементы народно-поэтического стиля, его стихи часто близки к песне.

Более 70 стихотворений Толстого положены на музыку русскими композиторами; романсы на его слова писали Н. А. Римский-Корсаков, П. И. Чайковский, М. П. Мусоргский, А. Г. Рубинштейн, С. И. Танеев и др.

В личной жизни своей Толстой представляет собою редкий пример человека, который не только всячески уклонялся от шедших ему на встречу почестей, но ещё должен был выдерживать крайне тягостную для него борьбу с людьми, от души желавшими ему добра и предоставлявшими ему возможность выдвинуться и достигнуть видного положения. Толстой хотел быть «только» художником.

Когда в первом крупном произведении своём — поэме, посвящённой душевной жизни царедворца-поэта Иоанна Дамаскина — Толстой говорил о своём герое: «любим калифом Иоанн, ему, что день, почёт и ласка» — это были черты автобиографические.

В поэме Иоанн Дамаскин обращается к калифу с такою мольбою: «простым рождён я быть певцом, глаголом вольным Бога славить… О, отпусти меня, калиф, дозволь дышать и петь на воле». Совершенно с такими же мольбами встречаемся мы в переписке Толстого. Необыкновенно мягкий и нежный, он должен был собрать весь запас своей энергии, чтобы отказаться от близости к Государю, которому, когда он заболел под Одессой, по несколько раз в день телеграфировали о состоянии его здоровья.

Одно время Толстой поколебался было: ему показалось привлекательным быть при Государе, как он выразился в письме к нему, «бесстрашным сказателем правды» — но просто придворным Толстой не хотел быть ни в каком случае.

В его переписке ясно отразилась удивительно благородная и чистая душа поэта; но из неё же видно, что изящная его личность была лишена силы и тревоги, мир сильных ощущений и мук сомнения был ему чужд.

Это наложило печать на всё его творчество.

Написанные в народном стиле стихотворения, которыми дебютировал Толстой, особенно понравились моск. славянофильскому кружку; в его органе, «Рус. Беседе», появились две поэмы Толстого: «Грешница» (1858) и «Иоанн Дамаскин» (1859). С прекращением «Рус. Беседы» Толстой становится деятельным сотрудником Катковского «Рус. Вестника», где были напечатаны драматическая поэма «Дон-Жуан» (1862), историч. роман «Князь Серебряный» (1863) и ряд архаически-сатирических стихотворений, вышучивающих материализм 60-х гг.

В следующем году эта трагедия, в прекрасном переводе Каролины Павловой, тоже с большим успехом, была поставлена на придворном театре лично дружившего с Толстым великого герцога Веймарского.

После смерти Толстого были напечатаны неоконченная историческая драма «Посадник» и разные мелкие стихотворения.

В области чистой лирики лучше всего, соответственно личному душевному складу Толстого, ему удавалась лёгкая, грациозная грусть, ничем определённым не вызванная.

Исторически-бытовая драма «Посадник», к сожалению, осталась неоконченною.

Интерес психологический из поэм Толстого представляет только «Иоанн Дамаскин».

Вдохновенному певцу, удалившемуся в монастырь от блеска двора, чтобы отдаться внутренней духовной жизни, суровый игумен, в видах полного смирения внутренней гордыни, запрещает предаваться поэтическому творчеству.

Положение высоко-трагическое, но заканчивается оно компромиссом: игумену является видение, после которого он разрешает Дамаскину продолжать слагать песнопения.

Всего ярче поэтическая индивидуальность Толстого сказалась в исторических балладах и обработках былинных сюжетов.

Из баллад и сказаний Толстого особенною известностью пользуется «Василий Шибанов»; по изобразительности, концентрированности эффектов и сильному языку — это одно из лучших произведений Толстого.

О писанных в старорусском стиле стихотворениях Толстого можно повторить то, что сам он сказал в своём послании Ивану Аксакову:

«Судя меня довольно строго, в моих стихах находишь ты, что в них торжественности много и слишком мало простоты».

Герои русских былин в изображении Толстого напоминают французских рыцарей.

Довольно трудно распознать подлинного вороватого Алёшу Поповича, с глазами завидущими и руками загребущими, в том трубадуре, который, полонив царевну, катается с нею на лодочке и держит ей такую речь: «….. сдайся, сдайся, девица душа! я люблю тебя царевна, я хочу тебя добыть, вольной волей иль неволей, ты должна меня любить.

Как бы предчувствуя свою близкую кончину и подводя итог всей своей литературной деятельности, Толстой осенью 1875 г. написал стихотворение «Прозрачных облаков спокойное движенье», где, между прочим, говорит о себе:

Всему настал конец, прийми-ж его и ты Певец, державший стяг во имя красоты.

Это самоопределение почти совпадает с тем, что говорили о Толстом многие «либеральные» критики, называвшие его поэзию типичною представительницею «искусства для искусства».

Общий характер его литературной деятельности и после посыпавшихся на него нападок остался прежний, но отпор «крику оглушительному: сдайтесь, певцы и художники!

Кстати ли вымыслы ваши в наш век положительный!» он стал давать в форме менее резкой, просто взывая к своим единомышленникам: «дружно гребите, во имя прекрасного, против течения».

Как ни характерна сама по себе борьба, в которую вступил поэт, считавший себя исключительно певцом «красоты», не следует, однако, преувеличивать её значение.

«Поэтом-бойцом», как его называют некоторые критики, Толстой не был; гораздо ближе к истине то, что он сам сказал о себе:

«двух станов не боец, но только гость случайный, за правду я бы рад поднять мой добрый меч, но спор с обоими — досель мой жребий тайный, и к клятве ни один не мог меня привлечь».

В области русской исторической драмы Толстому принадлежит одно из первых мест; здесь он уступает только одному Пушкину.

Драматическая поэма «Дон-Жуан» задумана Толстым не только как драма, для создания которой автор не должен перевоплощать свою собственную психологию в характеры действующих лиц, но также как произведение лирически-философское; между тем, спокойный, добродетельный и почти «однолюб» Толстой не мог проникнуться психологиею вечно ищущего смены впечатлений, безумно-страстного Дон-Жуана.

Отсутствие страсти в личном и литературном темпераменте автора привело к тому, что сущность дон-жуанского типа совершенно побледнела в изображении Толстого: именно страсти в его «Дон-Жуане» и нет.

С преобразованием в 1868 г. «Вестника Европы» в общелитературный журнал, Толстой становится его деятельным сотрудником.

Здесь, кроме ряда былин и других стихотворений, были помещены остальные две части трилогии — «Царь Фёдор Иоаннович» (1868, 5) и «Царь Борись» (1870, 3), стихотворная автобиографическая повесть «Портрет» (1874, 9) и написанный в Дантовском стиле рассказ в стихах «Дракон».

В «Отечественных Записках» 1866 г. была напечатана первая часть драматической трилогии Толстого — «Смерть Иоанна Грозного», которая в 1867 г. была поставлена на сцене Александринского театра в С. Петербурге и имела большой успех, не смотря на то, что соперничество актёров лишало драму хорошего исполнителя заглавной роли.

На первый план между драматическими произведениями Толстого выступает, таким образом, его трилогия. Наибольшею известностью долго пользовалась первая часть её — «Смерть Иоанна Грозного».

Это объясняется прежде всего тем, что до недавнего времени только она одна и ставилась на сцену — а сценическая постановка трагедий Толстого, о которой он и сам так заботился, написав специальное наставление для её, имеет большое значение для установления репутации его пьес.

Причина недавней большей популярности «Смерти Иоанна Грозного» заключается в том, что в своё время это была первая попытка вывести на сцену русского царя не в обычных до того рамках легендарного величия, а в реальных очертаниях живой человеческой личности.

По мере того как этот интерес новизны пропадал, уменьшался и интерес к «Смерти Иоанна Грозного», которая теперь ставится редко и вообще уступила первенство «Федору Иоанновичу».

Смерть Иоанна носится над пьесой с первого же момента; всякая мелочь её подготовляет, настраивая мысль читателя и зрителя в одном направлении.

Вместе с тем каждая сцена обрисовывает пред нами Иоанна с какой-нибудь новой стороны; мы узнаем его и как государственного человека, и как мужа, и как отца, со всех сторон его характера, основу которого составляет крайняя нервность, быстрая смена впечатлений, переход от подъема к упадку духа.

Нельзя не заметить, однако, что в своём усиленном стремлении к концентрированию действия Толстой смешал две точки зрения: фантастически-суеверную и реалистическую.

В третьей части трилогии — «Царе Борисе» — автор как бы совсем забыл о том Борисе, которого вывел в первых двух частях трилогии, о Борисе косвенном убийце Иоанна и почти прямом — царевича Димитрия, хитром, коварном, жестоком правителе Руси в царствование Феодора, ставившем выше всего свои личные интересы. Теперь, кроме немногих моментов, Борис — идеал царя и семьянина.

Толстой не в состоянии был отделаться от обаяния образа, созданного Пушкиным, и впал в психологическое противоречие с самим собою, при чем ещё значительно усилил пушкинскую реабилитацию Годунова. Толстовский Борис прямо сентиментален.

Чрезмерно сентиментальны и дети Бориса: жених Ксении, датский королевич, скорее напоминает юношу эпохи Вертера, чем авантюриста, приехавшего в Poccию для выгодной женитьбы.

Венцом трилогии является срединная её пьеса — «Фёдор Иоаннович».

Её мало заметили при появлении, мало читали, мало комментировали.

Но вот, в конце 1890-х годов, было снято запрещение ставить пьесу на сцену.

Её поставили сначала в придворно-аристократических кружках, затем на сцене петербургского Малого театра; позже пьеса обошла всю провинцию.

Успех был небывалый в летописях русского театра.

Желание отказаться от блеска, уйти в себя так знакомо было Толстому, бесконечно нежное чувство Фёдора к Ирине так близко напоминает любовь Толстого к жене!

С полною творческою самобытностью Толстой понял по своему совсем иначе освещённого историею Федора — понял, что это отнюдь не слабоумный, лишённый духовной жизни человек, что в нём были задатки благородной инициативы, могущей дать ослепительные вспышки.

Не только в русской литературе, но и во всемирной мало сцен, равных, по потрясающему впечатлению, тому месту трагедии, когда Фёдор спрашивает Бориса: «царь я или не царь?»

Помимо оригинальности, силы и яркости, эта сцена до такой степени свободна от условий места и времени, до такой степени взята из тайников человеческой души, что может стать достоянием всякой литературы.

Уважаемые читатели!

Если Вы хотите прочесть произведения великого Алексея Толстого, ждем Вас за книгами.

В нашей библиотеке хранится множество творений классика — поэта, писателя и драматурга.

Ответственный Полынь И.Ю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *